Наш костерок
Присаживайтесь к Костерку.

Почему «Гоп-стоп!» – блатняк, а «На абордаж!» – романтика?

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз

Почему «Гоп-стоп!» – блатняк, а «На абордаж!» – романтика?

Сообщение  Андрей Конструктор в Пн 4 Мар 2013 - 10:31

А давайте подискутируем, как говорится, «за жисть», что для нас значит «за авторскую песню» ) Например…
Давно заметил, что в среде моих друзей-бардов наблюдается неприязнь к тем песням, в которых затрагивается тема алкоголя, курения «травки», а также блатной атрибутики. Ну, блатняк я сам не уважаю, ибо слишком редко в нём бывают серьёзные качественные песни, хотя порой встречаются изящные стилизации, а также реалистичные зарисовки. Но вот излишнюю морализацию и борьбу за нравственность при оценке таких песен не одобряю. И потому кидаю такую «провокационную» тему для дискуссии )
Почему уже много лет в бардовской песне присутствует самая ярая романтизация и идеализация пиратства?
Ведь глоток порезали и женщин изнасиловали эти «джентльмены удачи» не меньше, чем все бандиты из российско-советского фольклора вместе взятые. Причём с восхищением поётся не только про море, «стройный бриг» и «Южный крест», а и про «вздёрнуть на рее», «ядро к ногам и за борт» и прочие методы добывания «пиастров». А уж ром хлещется в этих песнях – вёдрами! И как здорово залихватски звучит в устах принципиально непьющих бардов припев «Наливай!» Я сам обожаю такие песни! И даже сочинил много лет назад «Пиратский вальс».
Так где же справедливость? Почему «Гоп-стоп!» – блатняк, а «На абордаж!» – романтика?
Прошу высказываться )
avatar
Андрей Конструктор

Сообщения : 43
Дата регистрации : 2010-02-10
Возраст : 52
Откуда : Краснодар

http://www.stihi.ru/author.html?constructor

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Почему «Гоп-стоп!» – блатняк, а «На абордаж!» – романтика?

Сообщение  Александр Гуленко в Пн 4 Мар 2013 - 10:59

Привет ,Андрей,ну так просто лавину не вызвать ржачка
Ты приведи конкретные примеры песен.Сделай их разбор и тогда поговорим Снимаю шляпу Начал ты верно, что есть достойные стилизации по двум этим темам по изъятию и присвоению Привет Есть песни настроения,порыва,действия.
Тут нужны конкретные примеры. Возможно песни или песня написаны к спектаклю или фильму.
Так что пишите,Андрюша, письма ,а точнее преамбулу к разговору.
avatar
Александр Гуленко

Сообщения : 633
Дата регистрации : 2009-10-15
Возраст : 57
Откуда : Ставрополь

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Почему «Гоп-стоп!» – блатняк, а «На абордаж!» – романтика?

Сообщение  Владимир Л Яковлев в Пн 4 Мар 2013 - 12:53

Здравствовать тебе, Андрей! Снимаю шляпу
Тему ты поднимаешь интересную, заставляющую о многом задуматься.
Может, действительно, как Саша предлагает, чуть конкретизировать. Приведи пример блатных песен, которые тебя трогают. Мне, на данный момент, не приходят в голову блатные песни, сама стилистика которых устраивала бы. Разве что "На улице Гороховой" Розенбаума. А та же "Гоп стоп" вызывает во мне активный протест. Very Happy
avatar
Владимир Л Яковлев
Admin

Сообщения : 938
Дата регистрации : 2009-10-04
Возраст : 64
Откуда : г. Краснодар

http://www.chitalnya.ru/users/vovkost/

Вернуться к началу Перейти вниз

Татуировка Высоцкого

Сообщение  Гость в Пн 4 Мар 2013 - 18:44

Так случилось, что я выучил хорошо аккорды только одной песни:
"Татуировка" Высоцкого - разбудите ночью - скажите, что споёшь,
я сразу автоматом "Татуировку" - условно "первую" песню Высоцкого.
даже "Лыжи у печки" и "Мне этот бой не забыть ни по чём"
не захочется сразу - такой вот "городской романс" - и блатной и романтика.
Да и вообще - ранний Высоцкий нравится весь. Также и "Мурка", и "Кирпичики" в определённом исполнении нравятся - Рубашкин например.
И "зуб золотой кепка набекрень", но вот - поздняя добавка к Мурке:
"Маруся Климова - прости любимого" - это ложь - ненавижу (не люблю в смысле).
Shocked

Вторая часть - пираты:
1. Пиратство пошло от острова сокровищ! Стивенсон всё правильно понимал.
и первая песня "Надоело говорить и спорить" не о пиратах, а о людях.
которые не боясь пиратов вышли в то же флибустьерское море -
на вольную волю, гден первенство всегда у бандитов и у волков, и акул.
Но они не боялись и знали жизнь - слыхали как люди Флинта песни поют.
2. Шмаков эксплуатирует эту тему, не очень акцентируя внимание на правду.
он слишком матёрый человечище - он играет в пиратов, как сыграл Окуджава
в своей песне. В чём дело?

Мёртвая идеология власти заставила людей полюбить пиратство, как сопутствующую волю бандитства романтике. Но люди потеряли бдительность.
Они не видят что демократию 90 - х убили бандиты, а власть приспособилась
и живёт как и раньше вдали от народа и мешает его честной свободе.
Пиратам тоже мешае но не так сильно ей удаётся. Вот люди и завидуют.
это низкая проба сознания. Кто познал бандитов он их не любит и сторонится.

3. Благородные пираты Б.Г. и Высоцкого - отдельный разговор!
Высоцкий показывает частный случай - когда пират противостоит лично власти
и он как бы лучше - менее лжив. Или пират противостоит своим - сукам, как
в пенсне "На судне бунт, над нами чайки реют..." Очень нравится эта песня.
Кстати хит "Ещё не вечер" не очень люблю, ибо считаю, что военные корабли могут быть тоже благородны более пиратов. Например, руские путешественники во сто раз лучше пиратов - они даже Орден организовали -
Андреевский Флаг - они не нападали ни на кого. хотя друзей в море у них
не было - вспомните "Юнону и АВось" и "Крузенштерна". Всё пока...

Гость
Гость


Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Почему «Гоп-стоп!» – блатняк, а «На абордаж!» – романтика?

Сообщение  Андрей Конструктор в Пн 4 Мар 2013 - 21:42

Специально не хотел конкретизировать и приводить примеры сразу, а решил дождаться хотя бы нескольких откликов. А иначе какая же это дискуссия?
Вот Владимир Львович привёл два противоположных примера: "На улице Гороховой" и "Гоп-стоп". И прозвучала как одна из причин, отвращающих от блатняка - стилистика блатных песен.
У Миши, как я понял, основной аргумент "за" это извечное стремление человека к свободе, и противопоставление себя власти, которая эту свободу отнимает.
А вот мне один мой друг пояснил так, мол, проблема пиратства давно ушла в прошлое (сомалийские - не в счёт), поэтому остались положительные стороны - стремление к свободе, кодекс чести и т.д. А проблема преступности никогда не изчезала, поэтому остаётся больным местом для большинства граждан. То же самое касается наркотиков и алкоголя.
Продолжая анализировать эту его мысль я стал искать примеры и неожиданно вспомнил народную "Из-за острова на стрежень". В советское время она воспринималась как эдакое сказание о народном герое, а вот после перестройки все эти Разины и Пугачёвы обрели иной смысл, ибо слишком велика стала угроза "русского бунта, бессмысленного и беспощадного". Кстати, позволю себе провести параллель с Розенбаумским "Гоп-стопом". Там уголовники отомстили своей шалаве, а Разин - разбойник в законе - загубил из ухарства ни в чём не повинную девушку.
А вот одна из "блатных", которая мне нравится, это того же Владимира Семеновича "За меня невеста отрыдает честно". Ибо как все песни Высоцкого имеет два плана: на первом - зэк в тюрьме, а на втором - обычный человек, которому в жизни общество ограничило свободу: "Мне нельзя налево, мне нельзя направо. Можно лишь от койки до стены".
avatar
Андрей Конструктор

Сообщения : 43
Дата регистрации : 2010-02-10
Возраст : 52
Откуда : Краснодар

http://www.stihi.ru/author.html?constructor

Вернуться к началу Перейти вниз

Изучаем теорию вопроса

Сообщение  Александр Гуленко в Вт 5 Мар 2013 - 14:14

Чтобы не изобретать колеса еще раз Снимаю шляпу предлагаю обратиться к мнению людей глубоко копнувших заданный Андреем вопрос.
1. Блатная песня
На эстраде исполнение Б. П. с середины 30-х гг. было запрещено. Она ушла в«подполье» — в криминальную, дворовую, студенческую, солдатскую, туристическую среду, лишь изредка, да и то «из-под полы», появляясь в репертуаре ресторанных певцов и оркестров. В конце 50-х — начале 60-х гг., сначала на «костях»(самодельные грампластинки на рентгеновской пленке), а затем и на магнитной ленте, Б. П., наряду с «эмигрантской» лирикой, распространяется подпольными«фирмами» звукозаписи. С конца 60-х гг. этот вид теневого бизнеса был основным каналом распространения Б. П., а его неоспоримой «звездой» в этом жанре стал в70-х гг. Аркадий Северный (А. Звездин). Пленки с песнями и «концертами» в его исполнении, записанные, главным образом, на ленинградских «фирмах» большими, по тем временам, тиражами разлетались по всему Советскому Союзу, способствуя росту популярности Б. П. в самой разной среде. Первый легальный диск с Б. П., который так и назывался— «Блатные песни», вышел в 1975 в Париже. С конца 60-х гг. Б. П.мало-помалу вновь начинает звучать в закрытых концертах — причем не столько в своем традиционном виде, сколько, главным образом, в совершенно новом облике авторской песни, стилизованной под блатную. В роли исполнителей последней чаще всего выступают сами авторы — А. Галич, В. Высоцкий, Ю. Ким, позднее — А.Розенбаум, а также приобретшие известность в 70-80-х гг. А. Новиков, Е. Летов,М. Звездинский, В. Токарев, М. Шуфутинский. И отличить авторскую стилизацию от собственно Б. П. теперь уже было трудно. Многие авторские песни были с восторгом приняты уголовным миром, признавшим их «своими», и вряд ли кто возьмется утверждать, что, скажем, песня Г. Горбовского «Фонарики» («Лежу на наpax, как король на именинах...») — чисто авторская, а не собственно блатная песня. Жанр оказался востребованным временем, и с начала 90-х, когда были сняты все запреты (в том числе и на ненормативную лексику), как традиционная, так и авторская Б. П. получили самую широкую аудиторию и обширный круг исполнителей -от созданной М. Таничем группы «Лесоповал» и стремительно расширявшейся когорты певцов, изначально специализировавшихся на Б. П., до В. Цыгановой, Л.Успенской, А. Апиной и др. время от времени включающих ее в свой репертуар. С середины90-х гг. Б. П. под французско-нижегородским жанровым псевдонимом «русский шансон» становится самостоятельным сектором музыкальной индустрии и занимает свою, постоянно расширяющуюся нишу на музыкальном рынке. Возникают свои,специализированные фирмы (ООО «Русский шансон»), свои студии звукозаписи(«Мастер Саунд Рекордс» и др.), свои радиостанции (Радио «Шансон», «Радио Петроград — „Русский шансон"»), специализированные телепередачи («В нашу гавань заходили корабли»), выходит журнал «Русский шансон», проводятся концертные турне и фестивали, в программах которых «блистают» и ветераны, и новые звезды «блатняка» — уже ушедшие от нас Петлюра (Ю. Барабаш), М. Круг, С.Наговицын и ныне действующие Трофим (С.Трофимов), Сергей Север (С. Русских) и др. Б. П. оказывает сегодня самое прямое и непосредственное воздействие на развитие популярной эстрадной песни, становится неотъемлемым и весьма значимым компонентом современной песенной культуры (если, конечно, это можно назвать культурой...). автор Л. И. Левин
2. Пиратская тема в авторской песне
Авторская песня в сознании многих связана прежде всего с романтикой путешествий. Не случайно среди ее определений (особенно на первых порах ее существования) присутствовали и такие: песни дорожные, путевые, туристские. Произведения романтической тематики – о путешествиях и путешественниках, о странствиях и странствующих, о морях и капитанах, ведущих по этим морям корабли, – были особенно характерны для авторской песни 50-60-х годов. Причины обращения бардов к соответствующей тематике носят отчасти социальный характер и связаны с проявлением "оттепельных" тенденций. Состояние духовного раскрепощения, "резкого переощущения пространства и времени"1 поколения 50-60-х подпитывалось чтением классического романтического и приключенческого наследия. Увлечение творчеством Грина и Киплинга оказало свое плодотворное воздействие на появление песен бардов, которые условно назовем здесь экзотическими. Так, неоднократно в своих выступлениях Ю. Визбор признавался в том, что одну из первых своих песен "Мадагаскар" (1952) написал "под диким влиянием Киплинга", "не имея никакого представления ни о Мадагаскаре как об острове, ни о республике". Примечательно, что, по воспоминаниям того же Визбора, многие принимали его сочинение за написанное Киплингом. "В духе своего любимого в те поры Киплинга" в начале своего творческого пути сочинил цикл "Стихов о Гиссарском хребте" А. Городницкий.
Следы увлечения экзотикой дальних стран обнаруживаются еще в так называемых уличных (дворовых) песнях, которые так же, как и авторская песня, сложившаяся в том числе и под их влиянием, были своеобразным протестом против официальных песен. Известный музыкант Алексей Козлов вспоминает: "С большим энтузиазмом пелись тогда такие "шедевры", как "В Кейптаунском порту", "Юнга Билл", "В нашу гавань заходили корабли", "В стране далекой Юга" ("Джон Грэй"). Кейптаун, в котором "Жаннета поправляла такелаж", был для нас таким же нереальным, как гриновский Зурбаган... Существовали и совсем невинные песни с экзотическим уклоном, типа "На острове Таити жил негр Тити-Мити и попугай Ке-Ке"..." По мнению современной исследовательницы городского фольклора С. Б. Адоньевой, фольклорные "экзотические" баллады "составляют устойчивый корпус детского репертуара на протяжении тридцати последних лет..."6.
Попытки ухода в совершенно иной, таинственный мир, в прекрасную мечту предпринимались также и в студенческих песнях – другом источнике авторской песни:
Я в краях далеких видел чудеса,
Поросли бамбуком стройные леса.
Золотую пальму встретил я вдали,
Мимо проходили корабли.
("Суэцкий вальс")
Романтическими гимнами студенчества, помимо визборовского "Мадагаскара", стали довоенная "Бригантина" П. Когана и Г. Лепского и послевоенная "Глобус" М. Львовского и М. Светлова – едва ли не первые авторские экзотические песни. Примерно в это же время появляются и экзотические песни Анчарова ("Не шуми, океан, не пугай...", написанная по стихам А. Грина в 1937 году; "Песня о Грине" на стихи В. Смиренского, 1942). Известно, что писал экзотические песни – например, "Это было в городе Каире", "Мичуан Лю¬ли" – Е. Агранович. Ему же принадлежит широко распространившаяся еще со времен войны песня "Пыль, пыль, пыль...", в основе которой лежат стихи Киплинга.
Согласимся с утверждением о том, что предтечей экзотического песенного направления следует считать А. Вертинского. Помимо собственных экзотических сочинений (например, "Танго Магнолия", "Лиловый негр", "Палестинское танго", "Джимми", "Испано-Сюиза"), он исполнял положенные на музыку экзотические стихи И. Северянина ("Бразильский крейсер"), Н. Тэффи ("К мысу ль радости, к скалам печали ли..."), В. Инбер ("Джонни"), Б. Даева ("Матросы").
Авторская песня переняла эту традицию Вертинского, распространив ее и на произведения с экзотическими мотивами. Так, на стихи Киплинга были написаны песни "Возле пагоды Мульмейна, на восточной стороне..." (В. Матвеева), "На далекой Амазонке" (В. Берковский); стихи чешского поэта Константина Библа и канадского поэта Макдональда Уилсона легли в основу песен "Первоначальная" и "Уист-уи" соответственно (В. Матвеева); текст "Мексиканской песни" С. Кирсанова ("Тегуантепек, Тегуантепек...") известен в песенном исполнении В. Туриянского.
Среди экзотических героев особую популярность приобрели в авторской песне пираты и капитаны, а также ковбои ("Пираты" Н. Матвеевой; "На пиратском корабле" Ф. Солянова; "Пиратская" А. Городницкого; "Песня пирата" и "Ковбойская песня" Ю. Аделунга; "Пиратская" и "Приходи ко мне, Бригитта..." Ю. Визбора; две "Ковбойские" – "Далеко, далеко солнце скрылось за скалы..." и "На старой кобыле..." В. Туриянского; "Пиратская песня" Л. Семакова; "Пиратская песенка" Л. Сергеева). "Пиратство" в творчестве бардов – символ романтики, выражение активной жизненной позиции, свидетельство веры в собственные силы и надежда на удачу, осознание превосходства над личными врагами (Городницкий, Семаков, "Пиратская лирическая" и "Последний пират" Б. Окуджавы). Наряду с этим "пиратские" песни отстаивают идеалы вечных нравственных ценностей – таких, как честь и достоинство ("Пиратская", "Был развеселый розовый восход..." В. Высоцкого). Также в них нашла отражение идея внутренней свободы и независимости человека ("Пиратская", "Старый пират" Ю. Кима). Пираты пиратами, но хотелось петь и о капитанах, представляя себя в роли честного (главное, чем он отличался от пиратов), мудрого, мужественного, имеющего определенные заслуги, готового взять на себя ответственность за всю команду человека ("Капитаны без усов", "Братья капитаны" Н. Матвеевой; "Отважный капитан" Кима; "Еще не вечер" Высоцкого).
Автор Соколова И.
Все можно найти при желании на просторах " Всёведающего" Интернета Класс
Если резюмировать выше сказанное,то мне кажется,что изначально блатная песня возникла как песня определенной формации людей, жизнь которых была тесно связана с уголовным миром. А реокарнация в 90-х была вызванна снятием запретов на цензуру (все разрешено даже выразится матом при женшинах и детях и написать это не только на заборе) и легким и быстрым путем к завоеванию популярности среди широких слоев населения. Такой путь к сожалению избрал А. Розенбаум (очень хороший бард в прощлом и популярный шансонье теперь) и его путь скопировал С. Трофимов с его " Антологией помойки".
Ну а АП исходит изначально из романтики. Ведь первые песни зародились в туристических походах и путешествиях. Всем хотелась в экзотические страны,которые были недосягаемы в то время. Вот и придумывали в меру своих способностей Экзотическую Романтику. Ну вот так если коротенько.
avatar
Александр Гуленко

Сообщения : 633
Дата регистрации : 2009-10-15
Возраст : 57
Откуда : Ставрополь

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Почему «Гоп-стоп!» – блатняк, а «На абордаж!» – романтика?

Сообщение  Андрей Конструктор в Вт 5 Мар 2013 - 14:25

Александр! Такой подробный и вместе с тем чёткий экскурс в историю и теорию! Это здорово! Спасибо!
avatar
Андрей Конструктор

Сообщения : 43
Дата регистрации : 2010-02-10
Возраст : 52
Откуда : Краснодар

http://www.stihi.ru/author.html?constructor

Вернуться к началу Перейти вниз

все дело в правде жизни

Сообщение  олег ефименко в Пт 8 Мар 2013 - 23:24

Лет 12 назад в Новочерксске на слетах клуба "Старый кораблик" мне довелось познакомиться и повариться в общем котле с бардами Ростовской области. Один парень, не помню точно уж фамилию, из Азова кажется, служил следователем. В общении был замечательно открыт, отлично пел свои жизненные песни о красоте и благородстве. Никогда не подумаешь, что каждый день имеет дело с уголовниками. Но когда, кто-то лихо решил спеть, что-то в стиле "гоп стоп, мы подошли из-за угла", его чуть ли не передернуло. "Не могу это слышать, - признался он, - вранье все это".
Здесь кажется и кроется разгадка. Если песня об истинных вечных ценностях человеческой души она перерастает узкие рамки жанра как бы он ни назывался.
Вот и песня о Стеньке Разине не о расправе над несчастной княжной, а о верности своим боевым товарищам. Щемящий драматический фон добавляет ей эмоциональной силы и запоминаемости. Это как "Анна Каренина", если бы не было в конце поезда, популярность и узнаваемость произведения была бы многократно ниже.
avatar
олег ефименко

Сообщения : 103
Дата регистрации : 2009-11-23
Возраст : 56
Откуда : Приморско-Ахтарск

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Почему «Гоп-стоп!» – блатняк, а «На абордаж!» – романтика?

Сообщение  Спонсируемый контент


Спонсируемый контент


Вернуться к началу Перейти вниз

Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу

- Похожие темы

 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения