Наш костерок
Присаживайтесь к Костерку.

Интересная статья

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз

Интересная статья

Сообщение  Александр Гуленко в Пт 26 Авг 2016 - 4:51

Е.Патракеева: Особый вид текста в авторской песне

Авторская песня является особым типом текста, имеющим трехчастную структуру: музыкальную сторону, вербальную выраженность и “интонационную” оформленность, под которой понимается совокупность интонации как признака речи, текстовой интонации, музыкального рисунка и индивидуально-авторского исполнения. Специфика данного текста отражается отдельными признаками именно в вербальной части и, прежде всего, в роли ключевых лексем, их подборе и концентрации.

Так считает Патракеева Елена Борисовна
Тамбовский государственный технический университет


Авторская песня как особый тип текста


Тексты авторской песни, являющиеся предметом нашего исследования, по их совокупным свойствам можно с полным правом отнести к поэтическому типу текста. В 50-60 годы ХХ в. данное культурное явление имело множество названий, так как трудно было дать единое определение направлению, где человек выступает одновременно как автор стихов, музыки, исполнитель и аккомпаниатор. Исполнителей именовали “поющими поэтами”, “авторами-исполнителями”, “бардами”, “менестрелями”. Песню называли “туристской”, “костёрной”, “балладной”, “студенческой”, “гитарной”, “бардовской”, “самодеятельной”, “авторской”. Некоторые из данных терминов соответствовали названиям отдельных направлений в авторской песне, но ни один не раскрывал суть явления в целом. Самыми распространенными стали определения “самодеятельная” и “авторская” (песня), поэтому они представляют для нас наибольший интерес.

Термин “самодеятельная песня” возник в связи с тем, что большинство авторов-исполнителей имели профессии, далекие от искусства. Данное определение приветствовалось властями и профессиональными деятелями культуры, которые пытались регламентировать работу клубов самодеятельной песни – КСП.
С ним не соглашались многие авторы, считавшие себя не любителями, а профессионалами. Однако аббревиатура КСП сохранилась до сегодняшних дней – так и сейчас именуют клубы и объединения любителей авторской песни.

Термин “авторская песня” предположительно был употреблен журналисткой А. Гербер в 1968 году и оказался наиболее подходящим к данному явлению, хотя и содержал в себе противоречие: всякое произведение является авторским.
Однако, как справедливо заметил исследователь авторской песни В. Новиков,
“…любой термин несет в себе ту или иную степень условности, соглашения между теми, кто им пользуется” [1].

Среди самих представителей жанра присутствует речевое ситуативное понимание авторской песни как “разговора”. Данная мысль выражена и в текстах.
Ср.:
“Чужак решит – поет нестройный хор. //
Простим ему, ведь он не понимает, //
Что мы ведем душевный разговор, //
Душевней разговора не бывает…” (Л. Кузмичев).

Такое общение предполагает не только узкий круг единомышленни-ков, но и разговор с любым человеком:

“Давай с тобой поговорим, //
Прости, не знаю, как зовут…//
Но открывается другим //
Все то, что близким берегут…” (О. Митяев),

“Наш неспешен разговор и не ко времени, //
Ах, как будто бы ко времени беда…//
Мы так много заплатили за прозрение, //
Что, казалось, обнищали навсегда” (Ю. Визбор).

Слово “разговор” выносится авторами и в название песни:
“Разговор с мамой поздней осенью” (В. Луферов),
“Разговор” (М. Черкасова),
“Ночной разговор” (Б. Окуджава),
“Разговор с обиженной гитарой” (А. Аполинаров) и т.д.
Немаловажно и то, что “разговор” предполагает двусторонний процесс коммуникации: автор, обращаясь к слушателю, рассчитывает на его непосредст-венное участие в процессе общения. В связи с этим В. Высоцкий определял сущность и способы словесно-музыкального выражения данных текстов: авторские песни – это песни
“…в очень упрощенной форме, вернее, не в упрощенной, а в доверительной форме разговора, беседы” [2].
Вместе с тем это еще и особая философия, декларируемые жизненные установки.

В наши дни авторская песня, вышедшая уже на новый уровень, выполняет ту же задачу, что и в 60-70 годы ХХ в., - сохранение духовных ценностей. В. Новиков называет авторскую песню “многогранным социокультурным явлением”, “общественным движением ХХ века” [1].

Опыт исследования синкретичных текстов (диалектных, оперных, рок-текстов и т.д.) позволяет утверждать, что авторская песня является особым типом текста, под которым понимается особый уровень организации, заключенный в самом термине “песня”.
Отличительной чертой “песни” является синтез музыкального и вербального текстов, и о приоритете того или другого можно говорить лишь с точки зрения их конкретно профессионального рассмотрения и области бытования. Однако в связи с повышенным интересом к новому направлению в искусстве в 50-60-е годы ХХ в. возник спор о принадлежности авторской песни к литературным или музыкальным жанровым разновидностям. Разногласия по вопросу о доминирую-щем характере слов или музыки были вызваны и тем, что эти песни создавались людьми, которым гитарные аккорды помогали только задавать ритм стихотворению (Б. Окуджава, В. Высоцкий, Ю. Ким), хотя уже в эти годы появились тенденция к усложнению музыкального рисунка (А. Дольский, С. Никитин, А. Суханов).
Б. Окуджава, А. Галич, М. Анчаров называли авторскую песню поэзией и считали, что в ней главным компонентом были и остаются стихи.
Исследователь жанра Б. Савченко отмечал ведущую роль стихотворной основы [3], а С. Бирюков назвал авторскую песню “особым родом фонетической поэзии” [4]. Некоторые авторы-исполнители (Н. Матвеева, А. Дольский, А. Суханов) доказывали важную роль музыкального рисунка при восприятии их текстов, а Ю. Кукин считал, что соединение музыки и слов дают “намного больше информации, чем то же самое, выраженное непесенными стихами” [5].
Несомненно, что основная нагрузка в данном жанре ложится на слово, но важность музыки нельзя отрицать.
В современной авторской песне, когда появилась тенденция к усложнению музыкального оформления, мелодия часто накладывается на основной, вербальный смысл, так что, как писал Ю. Кукин,
“…убранные лишние слова можно заменить им созвучными ритмическими характеристиками” [5].
Поэтому авторскую песню можно определять как особую песенную поэзию, образ которой одновременно и музыкальный, и словесный.
Современные авторы и исследователи говорят о неразрывном единстве слов и музыки, которые одинаково важны для восприятия песни.
Таким образом, особенность авторской песни состоит “в неразрывной гармонии всех переплав-ленных в новое качество исходных компонентов, где, по словам критика Ю. Андреева, “единица измерения – именно вся песня, а не отдельные ее части” [6].
На наш взгляд, к пониманию авторской песни как особого типа текста ближе всех подошел бард и философ А. Мирзаян, который определяет это явление как “синтез трех текстов: вербального, музыкального и интонационного, которые и создают результирующее высказывание – конечный Текст” [7].

Таким образом, авторская песня – это особый тип текста, который состоит из нескольких знаковых систем: вербальной выраженности, музыкального рисунка и “интонации” (под которой в данном случае понимается сложная структура, включающая в себя интонацию как признак речи, текстовую интонацию, музыкальный рисунок песни и индивидуально-авторский способ исполнения).
Интонация как признак речи определяется сложным комплексом просодических элементов, включающих мелодику, ритм, интенсивность, темп, тон и логическое ударение, служащих для выражения как различных синтаксических значений и категорий, так и экспрессивных и эмоциональных коннотаций.
Текстовая интонация связана с наполнением произведения языковыми единицами, каждая из которых несет определенный признак. Данная интонация связана со структурой текста, актуальным членением, выделением ключевых лексем и может возникать в тексте независимо от автора.
Интонация музыкального рисунка в широком смысле трактуется как выявление мысли, чувства, воплощение художественного образа в музыкальных звуках. В текстах авторской песни она подчеркивает вербальную выраженность и соотносится с ней.
Интонация как индивидуально-авторский способ исполнения представляет собой совокупность всех составляющих речевой интонации, характерной для конкретного человека, и музыкального рисунка (мелодии). Каждый автор имеет свою собственную, неповторимую, самобытную манеру исполнения песни, влияющую на восприятие текста. Так, например, паузы, сделанные автором при пении, могут не совпадать с паузами при чтении зафиксированного на бумаге текста.
А. Мирзаян называет авторскую интонацию Текстом (как категорией), который имеет “очень тонкую природу и неимоверно сложную знаковую систему и существует лишь в звучании” [7]. В этой связи необходимо отметить, что при традиционном в жанре “перепевании” возникает новый текст, так как исполни-тель привносит в чужое произведение новую семантику за счет личной “интонации”. Характерными примерами являются исполнение разными бардами песен Ю. Визбора, В. Высоцкого, Б. Окуджавы, проекты “Песни нашего века”, “Время наших песен” и т.п.
При традиционной передаче авторской песни в устной форме проявляется важная особенность, свойственная устной разговорной речи, – способность человека в пределах одного текста проявлять себя субъектом речи, действия, реализовывать оценочный и эмоциональный планы, что психологически обогащает текст. Однако отсутствие важных компонентов, характерных для устной разговорной речи, – неподготовленность, спонтанность, зависимость от ситуации – не позволяет идентифицировать ее с авторской песней. Следователь-но, данные тексты находятся на стыке устной (по форме) и книжной (по содержанию) речи. Несомненно и то, что основой данного образования является зафиксированный на письме и не раз “проигранный” текст, который сознательно стилизован под разговорно-бытовую форму выражения. По форме авторская песня приближена к “публичной речи”, где основой является подготовленный текст, а устное произнесение определяет набор языковых средств, но по содержанию представляет собой совершенно иное образование.
Устная форма бытования художественных текстов характерна прежде всего для фольклора, явная связь с которым просматривается у авторской песни (создается огромное количество песен с похожими сюжетами и ключевыми лексемами, большинство из них многократно перепеваются без определения авторства, что приводит к их многовариантности). Однако на этапе, когда авторская песня из “надличностной” превращается в глубоко “личностную” [8], устная форма бытования способствует актуализации апеллятивной функции языка. Из устной передачи и восприятия в условиях непосредственного контакта автора-исполнителя со слушателем вытекают и особенности вербальной выраженности данных текстов, их поэтизация и депоэтизация.

Появившаяся в конце 80-х годов возможность письменной фиксации текстов авторской песни привела к следующим особенностям восприятия:
а) при условии, что песня и ее автор известны, напечатанный на бумаге текст “поется” в сознании читателя за счет мысленного воспроизведения авторского исполнения. Это очень хорошо видно на примере восприятия письменных текстов В. Высоцкого.
б) если читатель не знаком с песней, в его сознании возникает импровизиро-ванная музыкальная тема; в противном случае данный текст нейтрализуется с обычным поэтическим произведением. Автор-исполнитель О. Митяев считает, что
“…когда песни напечатаны на бумаге, они выглядят, как стихи. И стихи, чаще всего, плохие. Не у всех, конечно, но, во всяком случае, у меня” [9].

Данное высказывание доказывает неразрывное единство музыкального и вербального текстов, так как без мелодического рисунка некоторые особенности ритма и рифмы выглядят как неточности.
Способ бытования авторской песни доказывают ее непосредственную соотнесенность с “певческой” речью, которая имеет свои особенности в плане реализации модели “автор – текст – слушатель”. Пение текста – это, по мнению С. Татубаева, “социально значимая, прагматически активная и эффективная форма реализации языка” [10]. Вокальная речь отличается от разговорной тем, что субстанция фонемы поющего включает в себя звуковысотную характеристику, тогда как субстанция фонемы говорящего не имеет четкой звуковысотной характеристики, зависящей от тональности, что в значительной степени влияет на семантику текста.
Несомненно, при “певческой речи” возрастает роль как эмотивной, так и апеллятивной функций языка. В связи с этим важную роль играет музыкальный текст, который понимается прежде всего как мелодический рисунок и шире – как музыкальное оформление с помощью различных инструментов. В авторской песне музыкальное оформление не только подчеркивает внутреннюю гармонию текста, но и помогает общению исполнителя со зрителями и слушателями. Музыкальный текст может стать и критерием, по которому песни классифициру-ются по жанровым разновидностям (романсы, колыбельные, различные стилизации и т.п.).

На восприятие текстов авторской песни оказывают влияние и другие экстралингвистические факторы, например, ситуация, при которой происходит исполнение. Большую роль играет и облик самого автора-исполнителя, его поведение. К авторской песне можно с полным правом отнести высказывание И. Андроникова:
“Паузы в речи, улыбка, смех, жесты, нахмуренные брови – все это расширяет емкость звучащего слова, выявляет новые смысловые резервы” [11].

Дополнительную информацию несет и знакомство с биографией барда, его жизнью и особенностями творчества (например, на песни Окуджавы о войне и об Арбате накладываются ассоциативные параллели, связанные с трагическими фактами его жизни). Нередко авторы предваряют выступление рассказом об истории создания песни или о себе. В этой связи Л. Беленький пишет:
“Каждый значительный автор в совокупности своих песен прежде всего являет себя, свою неповторимую индивидуальность. Авторские песни узнаваемы даже в другом исполнении” [12].

Таким образом, текст авторской песни находится на стыке устной и письменной формы фиксации, книжной и разговорной разновидностей речи, произносимой и певческой речи и представляет собой единство трех составляющих: вербального текста, музыки и индивидуально-авторской интонации. Вербальный текст авторской песни обладает всеми признаками поэтического текста, в котором слово является определяющим. Фонетическая организация этих текстов играет менее значимую роль, так как вербальная выраженность дополняется музыкальным рисунком, часто влияющим на семантику. Роль “интонационного” рисунка в авторской песне возрастает за счет устной формы исполнения. В традиционном поэтическом тексте, зафиксированном на бумаге, данный фактор выделяется только при анализе, в читательском восприятии, часто как предполагаемый, который может не совпадать с авторским.

Слово, являясь первоосновой любого текста, в авторской песне играет преобладающую роль. Оно организует текстовую структуру и становится элементом поэтизации с усложнением его семантики. В авторской песне слово обеспечивает естественное словесное наполнение композиции, поэтизирует данную композицию, создает основу для классификационных типов. Языковые особенности находятся в прямой зависимости от типа текста, соответствующего жанровым разновидностям. Тексты авторской песни нельзя свести к одним и тем же параметрам, так как они очень разнообразны по жанрам и функциональным стилям и имеют признаки трех “родов”, на которые подразделяют все виды художественных текстов.
В тексте авторской песни лексическое наполнение часто ограничено рамками определенного направления, к которому относится тот или иной текст. Поэтическая нагрузка слова возрастает, возникают лексемы, характерные для отдельно взятого текста, тематической группы, творчества одного автора.
Данные лексемы расширяют свою семантику и часто наполняются символическим значением, которое может быть нескольких типов:
а) реализация символики единицы как культурно-исторического знака;
б) приобретение единицей символического значения в рамках данного явления (авторской песни);
в) приобретение текстового ситуативного символического значения (например, поэтизация бытовой лексики является признаком текстов авторской песни).

Иногда такое развитие происходит за рамками текста, во времени и в системе языка.
Форма бытования и языковые особенности определяют и синтаксические закономерности построения данных текстов, которые носят признаковый характер: преобладание простых предложений, наличие риторических вопросов, вокативов, моделей, характерных для устной речи, свободное включение в текст прямой речи, диалогических и полилогических конструкций.
Данные синтаксические, а также грамматические и фонетические способы служат дополнительными средствами поэтизации.
Все вышеперечисленное позволяет рассматривать авторскую песню как особый тип текста с его характерными особенностями.

Литература

1. Новиков В. Авторская песня как литературный факт // Авторская песня. М.: Олимп; ООО “Издательство АСТ”, 1997. С. 9.
2. Высоцкий В. Я не люблю…: Песни, стихотворения. М.: ЗАО Изд-во ЭКМО-Пресс, 1998. C. 54.
3. Савченко Б.А. Авторская песня. М.: Знание, 1987. С. 4.
4. Бирюков С.Е. Зевгма: Русская поэзия от маньеризма до постмодернизма. М.: Наука, 1994. С. 208.
5. Кукин Ю. Дом на полпути: Сборник / Сост. и примеч. А. и М. Левитанов. М., 1990. С. 119.
6. Андреев Ю.А. Наша, авторская: История, теория и современное состояние самодеятельной песни. М.: Молодая гвардия, 1991. С. 66.
7. Мирзаян А. В начале была песня // АП АРТ. 1996. № 1. С. 2-4.
8. Бирюкова С.С. Спасите наши души (Окуджава – Высоцкий – бард-рок). Тамбов, 1990. С. 31.
9. Митяев О. Давай с тобой поговорим. Песни. М.: Текмаком, 1992. С.3.
10. Татубаев С.С. Певческая речь как особый способ функционирования языка // Вопросы языкознания. 1982. № 2. C. 115.
11. Андроников И. Я хочу рассказать вам… М., 1965. С. 358.
12. Возьмемся за руки, друзья! Рассказы об авторской песне / Автор-составитель Л.П. Беленький. М.: Молодая гвардия, 1990. С. 9.

Александр Гуленко

Сообщения : 629
Дата регистрации : 2009-10-15
Возраст : 56
Откуда : Ставрополь

Вернуться к началу Перейти вниз

Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу


 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения